Николай Аборкин: Иконопись - это служение Богу и людямЧем отличается живописец от иконописца? У живописца в подмастерьях Муза, а иконописец - сам подмастерье. У Бога.
Николай Аборкин об этих различиях может рассуждать авторитетно. Поскольку в свое время успел попробовать себя в качестве пейзажиста. Однако земной природе предпочел красоты небесные.

- Первые шаги к принятию этого решения я сделал еще в 18 лет, - вспоминает Николай Иванович.
- В Лисках в то время всего-то одна церковь была - Покровская.

И интересовала она меня на тот момент исключительно как своего рода памятник истории - ведь я с детства был увлечен рисованием, окончил изостудию и работал художником-оформителем в Доме культуры. Вот и решил наведаться в храм, на иконы посмотреть...
Юного прихожанина сразу приметил настоятель. И между молодым художником и священником завязалась беседа. О многом говорили, всего и не упомнишь теперь. И тот долгий разговор стал началом долгого пути. К Богу.
- Раз рисовать умеешь, то и отреставрировать иконы сможешь, - справедливо предположил отец Федор. И юный художник взялся за дело. Тем более, что изображение Богородицы на фасаде здания церкви совсем поблекло от времени.
- На работу ушло у меня около трех месяцев, - вспоминает реставратор.
День за днем – и потускневший лик вновь засиял неземной красотой.
Так 18-летний Николай Абокин распахнул для себя свое первое оконце в небо. Распахнул и на время о нем забыл...
- Причем на время – это мягко сказано, - смеется Николай Иванович. – На долгие годы.
Первые взрослые шаги по жизни, поступление на исторический факультет Воронежского государственного пединститута, женитьба, рождение сына Эдика – каких только значительных событий не случилось в ту далекую пору...
Именно срочная служба и положила начало военной карьере Аборкина. Ему предлагали остаться в столице офицером по охране посольств, но он все же решил вернуться в родной город. Где продолжил службу уже в должности заместителя начальника
военизированной пожарной части и поступил заочно в Харьковское военное пожарное училище.
- И вот тут опять судьбоносное стечение обстоятельств, но я больше склонен называть это волей Божьей, - комментирует Аборкин.
Дело в том, что Покровский храм я должен был проверять по пожарной безопасности как объект с массовым пребыванием людей. Вот так я и начал снова ходить в церковь. Постепенно служебный долг сменился духовной потребностью. И я продолжал посещать храм, занимая уже другую должность – помощника главы районной администрации.
В 94-м Аборкин впервые съездил в Задонский монастырь. Посетил святые места. И эта поездка произвела на него неизгладимое впечатление. Художнику-любителю вновь захотелось взяться за кисть. Вот только писать он начал уже не пейзажи...
- Задонск меня не просто в люди вывел, он меня вновь к вере привел и к иконописанию, - говорит Аборкин.
И в словах этих сомневаться не приходится. Уже два года спустя была готова первая икона - Казанской Божьей Матери.
- Почему именно Казанской? Да все очень просто, - объясняет Николай Иванович. – Это ведь один из самых любимых образов православной Руси, образ извечной заступницы русского народа.
Лик Богоматери, исполненный в живописном Афонском стиле, теперь озаряет своим тихим светом прихожан молебного дома в селе Средний Икорец. Дома у Николая Ивановича – лишь незначительное число написанных им икон. Все его творения находятся в церквах города и района. 12 икон размером метр на семьдесят сантиметров уже украсили собой четыре Лискинских храма и пять церквей в районе. В ноябре 2013 года он закончил написание иконы Пресвятой Богородицы “Скоропослушница”.

Икона Пресвятой Богородицы “Скоропослушница”Скоропослушница - означает «являющая скорую помощь всем, с молитвой к ней притекающим».
Возможно, именно поэтому сусальным золотом покрыт здесь весь фон, на котором изображена Богоматерь, а не только нимб, как это было раньше.
Стало наградой для Аборкина чудо, свершившееся еще не в храме, а в его собственной квартире.
- В 2008 году написанная мной с Божией помощью икона Казанской Пресвятой Богородицы замироточила у меня дома – из глаз Богородицы потекло масло и застыло, - рассказывает Николай Иванович. – Сейчас эта икона находится в Песковатском храме Новомучеников Воронежских и, по свидетельству прихожан, молитвы, обращенные к ней, приносят исцеление и помощь в делах. О чем свидетельствуют многочисленные золотые и серебряные цепочки, крестики и даже золоьые перстни, которые прихожане по обычаю оставляют у образов, услышавших и исполнивших их молитвы...
- В иконописи ни в коем случае нельзя торопиться, - со знанием дела говорит Аборкин. – Техника здесь такова, что виден любой и мазок и промах, поэтому иконы пишутся долго и тщательно. В среднем на каждую приходится около года кропотливой работы. Чтение молитв, духовное очищение – все это неотъемлемые элементы творческого процесса. Ведь иконы пишутся не сколько кистью, сколько душой мастера.
- Кроме того, приступая к непростому делу нужно непременно взять благословение у батюшки, - продолжает Аборкин.
В числе священнослужителей, благословивших лискинского иконописца, - архиепископ Липецкий и Задонский Высокопреосвященнейший Никон, наместник Свято-Успенской Святогорской Лавры, викарий Донецкой епархии, архиепископ Арсений Святогорский и прочие.
- Каждый из них, несмотря на высокий сан, пишет иконы, - рассказывает Аборкин. – И каждый, конечно же, поучаствовал в моем духовном становлении. Кроме того, посчастливилось поучиться мне и у таких мастеров иконописи, как Людмила Паршина, написавшая большую часть икон для Собора Владимирской иконы Божьей Матери, у воронежского иконописца Людмилы Гетмановой, чьи работы сейчас находятся в Троице-Сергиевском храме села Тресоруково.
В дальнейшем по благословению и духовному наставничеству Благочинного Лискинского церковного округа митрофорного протоирея Василия Вылуска Николай Иванович и продолжает писать иконы.
Но самого главного своего учителя и наставника Николай Аборкин видит, конечно же, в Боге. Именно поэтому и стоял Николай Иванович у истоков строительства, пожалуй, главной из красот Лискинской земли – Собора Владимирской иконы Божьей Матери. Причем привлек к этому богоугодному делу и своего младшего брата – генерал-майора МЧС Владимира Ивановича Аборкина. Который, будучи на тот момент начальником Главного управления по делам ГОЧС, заместителем главы администрации Липецкой области, пожертвовал на фундамент Собора 31 тонну высококачественного цемента.
- Я благодарен Господу Богу за то, что Он дал мне дар иконописания и веру, за способность делиться этой верой с дру­гими через свои работы. И если, глядя на написанную мной с Божией помощью икону, кто-то обретает утешение, помощь, я не зря живу на этом свете. В этом высший смысл для любого православного.
Оставив громкие слова в стороне, можно сказать и проще. Чудеса случаются с теми, кто верит не в них, а в Бога.
- Для меня чудо – это каждый восход солнца. Каждый прожитый день. Каждый взгляд моей любимой внучки Настеньки, ученицы школы No 41, рождения которой мы ждали как настоящего чуда, и ведь свершилось – растет помощница! – улыбается счастливый дедушка.
...Смотрит с завершенной иконы Богородица, словно вглядываясь в иконописца. С каждой прописанной деталью лик ее все совершеннее.
- Но в этом не моя заслуга, - уверен иконописец.
- Повторяя слова Преподобного Андрея Рублева, иконописца, скажу: «Мы лишь подмастерья у Бога». Иконопись – это не самовыражение, а служение Богу и людям.

Журнал "Лиски" - февраль 2014г.