Почетный  лискинец Евгений ГусарчукВ счет солдатских миллионов, устлавших своими жизнями длинный путь к Победе, Евгения Степановича Гусарчука судьба солдатская не уложила, чему он и сейчас не перестаёт удивляться.
Хотя могла бы убить-уложить и 16-летним в партизанском отряде под Винницей, и 17-летним в болотистых траншеях под осаждённым Кенигсбергом, и 19-летним в кипящей от разрывов немецкой реке Шпрее или у Бранденбургских ворот в двухстах метрах от рейхстага, на закопченных колоннах которого он успел выцарапать - «ДОШЁЛ!».

И дойдя до логова смерти - рейхстага, не только понял цену жизни, но и секрет её продления, вложив его в одно ёмкое слово - движение.

Своё движение к Победе Женя Гусарчук начал в неполные 16-ть под Шепетовкой, где притулилось к лесам его родное украинское местечко

Сосновка.

Евгений Гусарчук в БерлинеДруг из соседней слободки Василёк Гоменюк, партизанивший в ближних лесах, попросил Женю быть связным народных мстителей. И паренёк им стал. Ходил к железной дороге, на станции, к комендатурам - считал вагоны в составах и горбатившиеся под брезентом на платформах немецкие танки, запоминал караулы и посты у мостов да тыловых складов фашистов. Потом всё это, рассказанное Васильку, взлетало на воздух, летело под откос, горело, плавилось, скрежетало, стонало...
Когда в городке Славута главврач инфекционной больницы Медведев долечивал красноармейцев-окруженцев, Женя партизанскими тропами уводил их в отряд, прихватив и так нужные партизанам медикаменты, добытые врачом-коммунистом.
Кто-то из предателей-полицаев, пронюхав о партизанской больнице, донес на врача немцам, и доктора-патриота повесили в больничном саду на весенней яблоне. Висеть бы на её сучьях и юному связному, но Женю вовремя переправили в отряд, определив в диверсионную группу командира Петрова. Подрывники отряда, названного именем врача Медведева, минировали мосты, дороги, «железку», склады и тыловые штабы фрицев. Диверсионное дело постигал на практике и Женя Гусарчук, проводивший партизанские диверсионные группы одному ему известными тропами...
В 43-ем из-под Курской дуги к партизанским лесам под Винницей вырвались краснозвёздные «тридцатьчетверки» 1-ой гвардейской танковой армии генерал-полковника Катукова. После ожесточённых сражений у Прохоровского поля и на Сандомирском плацдарме танкисты нуждались в пополнении. Партизаны отряда им. Медведева, сняв ватники, переоделись в танкистские комбинезоны и шлемы. Первым номером пулемётного расчёта в 11-ом танковом корпусе стал и 17-летний Евгений Гусарчук.
Начало своей дороги к Берлину в составе танкистов-гвардейцев вспоминает так: - Приехал командующий. Всех построили. «Кто москвичи, - спрашивает Катуков. - выйти из строя». Вышли всего 12 человек. Из двух тысяч, пополнивших 1-ую танковую армию в 42-ом под Москвою. «Всех живых - к наградам!» - только и молвил командарм, смахивая слезу, то ли жёстким ветром высеченную, то ли...
Освобождённый Львов запомнился юному пулемётчику дорожным знаком с деревянными стрелами-указателями на одном из перекрёстков. На той, что нацелена остриём на Запад, красивая надпись - «До Берлина 678 км». А по ней мелом и большими буквами вразлёт «Ни х... - дойдём!!!». И три восклицательных знака. Останавливается «эмка» с маршалом Коневым, Вышел командующий фронтом, стрелку ту ладонями потрогал. Молвил с улыбкою: «Хулиган. Однако достоин ордена. За русскую выразительность и веру в Победу».
В Победу верил и Евгений Гусарчук. И шёл к ней, желанной, 17-летний старшина со своим 72-килограммовым «Максимом» всем смертям назло. Те 678 километров от Львова до Берлина - вроде как рукою подать. По мирным да нынешним дорогам. А по фронтовым... Три раза забирала-обновляла смерть на этих километрах второго номера и подносчика патронов пулеметного расчета старшины Гусарчука. А его, юного, припасала для весны Победы. Берегла его в болотах под Кенигсбергом, где он 8 марта, стоя по пояс в ледяной талой воде, восемь часов вел огонь из закипавшего «Максима» по дзоту у города-крепости гитлеровцев.
На глазах погибли односельчане Нечипорук и Субботин, с которыми партизанил. Под покровом дыма от подожжённой копны сена уползал он от смерти после приказа отступить, не бросив в болоте друга-«Максима» «А рядом, - вспоминает, - ползет второй друг-раненый однополчанин. Пули кругом цвиркают по грязи, вторая товарища догнала. Волоку друзей, а в висках молотками удивлёнными: «Вот его два раза в дном бою, а на мне - ни царапины».
За Кенигсберг тот окаянный медаль «За отвагу» на груди солдатской прикипела... А за нею, как указатели дорог пройденных, медали с названиями столиц европейских - «За освобождение Варшавы», за Прагу; «За взятие Берлина». «В бою за Варшаву погиб весь мой расчет, а у меня шинель в пяти местах пулями пробита. Шестая прошла через голенище сапога, задев ногу по касательной. На ближних подступах к Берлину, у Зееловских высот, снаряд рядом ахнул. После взрыва горсть осколков из шапки высыпал, а на теле - ни царапины!». К окраине Берлина апрелем весны победной подошел пулеметчик Гусарчук, форсировав кипящую Шпрее, на Т-34. Рассказывает: «На глазах моих упали, сражённые, командир роты Денисов и комвзвода Серебряков. Я тоже один остался: второй номер и подносчик патронов погибли. На помощь пришел мой земляк Петро Бекалюк. На танк пулемет втащили, коробки с лентами. Я с одной стороны башни стою, Петро с другой. А они, гады, по танкам нашим болванками лупят прямой наводкою. Одна срикошетила от брони и Петру обе ноги перебила. Упал он с танка, а механик стал машину разворачивать лобовой бронёю навстречу пушкам. Так танк и втоптал недобитого Петра в землю...

Евгений Гусарчук в журнале "Лиски"
Было и такое, когда немец пощадил меня, а я - его. В кустах натыкаюсь на солдата: в одной руке немца граната, в другой пистолет. Стоит и ждёт меня. Я не стреляю, и он глядит на меня, будто загипнотизированный. Подхожу, забираю гранату, пистолет, часы. Кричу ему: «Уходи нах хауз» - домой, значит. Так и разошлись... ». Патриотизма в наших настроениях было не занимать - рассказывает Евгений Степанович. Он и был нашей ударной силой на улицах Берлина. У немцев кончилось горючее, и они вкапывали обездвиженные «тигры» и «пантеры» на уличных перекрёстках. А с этажей через окна по танкам нашим их «фаустники» лупили. Танкисты наши башнями пробивали стены первых этажей и так из дома в дом продвигались к рейхстагу. А мы с пулемётом подвалами к нему рвались. Кончились однажды патроны, наш раненый командир Федотов вышел из подвала с гранатою. Три немца бросились его в плен взять, он и рванул себя и их - за сутки до Победы... В том бою и надо мною коса смерти взвизгнула. Распахиваю дверь первого этажа, а здоровенный немец со всей силищей штыком винтовки на меня кидается. Едва увернулся - штык дверь пронзил и в ней застрял. Я немца из пистолета пристрелил.
Ночь с 1 на 2 мая встречали в окопах Тиргартена, там зоопарк был. Ведём огонь по крепости, а они - по нам. Зоопарк раздолбали, звери среди окопов мечутся, ужи, гадюки кругом ползают.
В час ночи орут немцы по радио: «Рус! Не стреляй - тут госпиталь!». А утром нескончаемой колонной пошли сдаваться.

Так наша бригада у Бранденбургских ворот в двухстах метрах от рейхстага Победу и встретила. Очередями радости, направленными в небо. Своё слово «Дошёл!» и я на рейхстаге вывел...

Евгений Гусарчук. ЛискиДошёл Евгений Гусарчук и до больших послевоенных своих побед. Над делом и над собою. За 20-летнее командование узловой станцией Лиски вместе с коллективом сделал её крупнейшей и лучшей в стране, совершив здесь две прорывные «технические революции» - переход на тепловозную, а потом и электровозную тяги.
На 86-ой жизненной версте, заражая молодёжь здоровым образом жизни, отмахивает Степаныч, сбережённый войною, марафоны: 18 раз в Москве, 15 - в Крыму и 26 - на поле памяти однополчан-танкистов, на Курской дуге. «Его марафонов хватило бы на целое поколение!» - так заключил один из моих коллег, услышав про моего героя. А мощно помогают лауреату районной Книги Почета в номинации «Всегда в строю» осиливать марафонские дистанции председатель ДОРПРОФЖЕЛ ЮВЖД Константин Симонов и руководитель Лискинсого филиала дорожного профсоюза Сергей Агулов. Находят средства и слова поддержки. По представлению Сергея Агулова и заместителя начальника ЮВЖД по Лискинскому регион Сергея Пискунова в прошлом году легенда дороги, воин и созидатель Евгений Гусарчук стал Почетным гражданином города Лиски и Лискинского района.
Николай КАРДАШОВ для журнала "Лиски".