Николай Карих ЛискиУ Лисок визитные карточки есть на все случаи жизни. Одна их них – фонтанирующий обилием и яркостью талантов Дворец культуры. Но даже среди этого мощного, красивого, талантливого и яркого многообразия лискинских «визиток» Николай Карих – в верхнем ряду. В верхнем и первом.

Сами лискинцы, чаще всего даже не знающие его настоящей профессии, с гордостью величают своего певучего земляка Мэтром, «лискинским Магомаевым». Друзья, что поближе, в полушутку зовут его «два мЭтра лискинской эстрады», намекая этим объединяющим названием на два отличительных достоинства певца – рост свыше двух метров и почти

сорокалетнее лидерство на песенной сцене.

На излёте 50-ых страна искала истинные голосистые самородки не в родительских и продюсерских кошельках, а на необъятных просторах Союза – в массах, в народе.

Притяженье любви лискинца Николая КарихаПрофессора московской консерватории, прослушав в Клубе железнодорожников лискинских ребятишек, споткнулись на Коле ошалелой радостью неожиданной находки: «Молодой человек, да вашему голосу цены нет! Но бриллиант требует огранки в столичных мастерских…». Услышав такое от академических светил, не менее ошалевшее 12-летнее чадо… ударилось в громкий рёв. Не от радости быть вознесённым на песенный Олимп, а от пугающего воображения оторвать от маленького своего сердца прикипевшие к нему родные Лиски. И как ни тащили те профессора «юный талант высшей пробы» за короткие рукава его детской рубашонки к вагону «на Москву», так и осталось юное дарование, намертво упёршееся в привокзальные рельсы, на перроне станции Лиски. С того случая более 50 вёсен отцвело-отшумело и над Лисками, и в судьбе Николая Сергеевича Карих. Впрочем, о том что он ещё и Сергеевич, знают, пожалуй, лишь только родные его да кадровики рефдепо, которому поющий столяр 35 лет посвящал талант своих мастеровых рук.
Звезда Николая Карих тогда, в 50-ые, не укатилась вслед за столичными профессорами. Но и не закатилась, а стала уверенно подниматься на лискинском песенном небосводе. В конце 60-ых в тогдашнем Клубе железнодорожников вся культурная жизнь города вращалась вокруг его оси. Пацаны, подражательно внимавшие своим кумирам Магомаеву, Хилю, Ободзинскому, Горовцу, ансамблям «Самоцветы», «Пламя», «Голубые гитары», пытаются самовыражаться в своих самодеятельных ВИА. С полукустарными гитарами и самодельными ламповыми усилителями лискинские «Славяне» самонадеянно откликаются на предложение ведущего телепередачи «Алло, мы ищем таланты» Александра Маслякова и амбициозно подаются покорять Донецк – столицу всероссийского певческого конкурса. И покоряют ведь! Столяр рефдепо, солист «Славян» и их виртуозный «ударник» Николай Карих возвращается из Донецка лауреатом всесоюзного конкурса «Алло, мы ищем таланты». А вскоре становится и дипломантом ленинградского певческого форума «Молодые голоса». Столичные продюсеры чуть ли не за руки волокут лискинского «поющего столяра» к большой эстраде, а он, несговорчивый, спешит к станции своей малой родины – в Лиски. Так станция его судьбы на всю жизнь и вросла в рабочую и творческую биографию Николая. И лишь чуток изменила своё название в его песнях, оставшись всё на ту же букву «л» - Любовь («От станции Любовь до станции Разлука у нас с тобой билет…»). Впрочем, к станции «Разлука» Николай билеты никогда не брал. Как единственной любимой своей женщине, как песням своим, станции Любовь (читай – Лиски) он ни разу не изменил, возвращаясь к ней вновь и вновь. И уже в 70-ые Н.Карих становится в Лисках певцом первой величины. А людское признание, опережая признание официальное, уже в ту пору называет его народным артистом.

Николай Карих на сцене ГДК ЛискиКакой стержень несгибаемый держит Кариха в пос­тоянстве у душ людских? «Скромность!», - не сговариваясь, говорили мне и руководители района, и коллеги Николая по творческому цеху, и его друзья-единомышленники. Что ж: если это так, то всем бы нам такой скромности – какой бы чистотою жизнь тогда приросла. А он, каждый раз выходя перед земляками на сцену, словно извиняется за такое не современное постоянство своё: «Но другим никогда, видит Бог, я не буду. Если что-то не так – извините меня…». В его творческой судьбе, наверное, всё так. Потому что он сам выбрал в ней свою дорогу к честной и чистой песне. И свою скорость на той дороге. «Приходите в мой дом – мои двери открыты…». Это ведь не только песня, но и голос Николая без фальши зовёт нас к себе. А станция его жизни Любовь-Лиски так же искренне откликается на его зов.

Лауреат районной Книги Почёта в номинации «Высоты духа», Почётный железнодорожник, Заслуженный работник культуры РФ, кавалер знака «За заслуги перед Юго-Восточной железной дорогой» 1-ой степени – это ли не признательность лискинцев за Колину неизменчивость!

Николай Карих ЛискиА его голос всё приглашает нас восхититься тем, «как упоительны в России вечера» и отчего «качается вагон». А это значит, что вагон его жизни по-прежнему в пути. И что на Лискинской земле будут продолжаться упоительные вечера встреч с Мастером и с его притягательной любовью – к жизни, песням, слушателям. К малой своей родине.